Воскресенье, 14.07.2024, 05:56
Христианское искусство
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа

Меню сайта

ИСТОРИЯ ИСКУССТВА

ВИДЫ ИСКУССТВА

ХРАМЫ И МОНАСТЫРИ

Новое в библиотеке

Борис Деревенский. Евангельский Иисус в мусульманских источниках

Гладкая М.С. Были ли изначально покрашены рельефы Дмитриевского собора во Владимире

Гладкая М.С. Реставрация фасадной резьбы Дмитриевского собора в 1838–1839 гг.

Комеч А.И. Дмитриевский собор во Владимире как итог развития архитектурной школы

Флоренский П.В., Соловьева М.Н. Белый камень белокаменных соборов.

Гладкая М.С. Тимпанные рельефные композиции собора св. Димитрия во Владимире

Батарин В. Македонский, как символ христианства на барельефах Дмитриевского собора

Новаковская-Бухман С.М. Царь Давид в рельефах Дмитриевского собора во Владимире

Георгий Святогорец. Житие преподобных отцов наших Иоанна и Евфимия (2)

Георгий Святогорец. Житие преподобных отцов наших Иоанна и Евфимия (1)


СПРАВОЧНИКИ
Исторические личности [1]
Святые [2]
Словари [2]
Ветхий Завет с толкованием [50]
Мировые шедевры [21]
Апостолы [3]

Галерея
Фрески и убранство храмов [136]
Мозаика в храмах [75]
Скульптуры в храмах [33]
К статьям [136]
Фотографии к статьям [244]
Иконы [35]
Иконописные школы [248]
Храмы и монастыри [93]
Иконография Христа [117]

Главная » 2012 » Ноябрь » 21 » Агатангелос. Житие и история святого Григора. Часть 1
01:14
Агатангелос. Житие и история святого Григора. Часть 1


ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕАРМЯНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ



ИСТОРИЯ АГАТАНГЕЛОСА

ЖИТИЕ И ИСТОРИЯ СВЯТОГО ГРИГОРА[1]


18. I. С ослаблением царства Парфянского [2] низложено было владычество Артабана [3], сына Вагарша [4], убитого Арташиром [5], сыном Сасана [6], нахараром [7] из области Стахр [8], прибывшим и вошедшим в сговор с персидским войском, которое покинуло, оставило, отвергло и пренебрегло властью парфян и с радостью дало предпочтение правлению Арташира, сына Сасана. Когда эта печальная весть о смерти дошла до армянского царя Хосрова, который был вторым [9] в персидской державе,— ибо тот, кто был армянским царем, тот был вторым в персидском государстве,— хотя до него давно дошла печальная весть, однако он ничего не смог предпринять для подготовки к войне. И после этого продолжал пребывать в великой печали из-за происшедших событий, ибо ему ничего не удавалось сделать. В великой печали по поводу случившегося он пустился в путь и вновь возвратился в свою страну.

19. И вот в начале следующего года армянский царь Хосров вновь начал набирать полки и составлять войско: он собрал алванское [10] и иверское войска, открыл врата аланов [11] и Чора Пахака [12], впустил войска гуннов [13] и [стал] совершать набеги на Персию, пошел походами на Ассирию [14] и [дошел] до врат Тизбона [15]. Опустошив всю страну, он разрушил благоустроенные города и богатые поселки и, превратив обжитую страну в безлюдную и опустошенную, намеревался стереть с лица земли, разгромить, разрушить до основания и уничтожить порядки, установленные в государстве Персидском. Он поклялся также отомстить за лишения их [рода] царства, стремясь взыскать в полной мере [ср. I Макк. 9.42], так как пылал великой местью [ср. II Макк. 9.4]. Уповая на многочисленность своего войска и надеясь на его храбрость, он жестоко угрожал. Вскоре, дабы отомстить за кровь Артабана, на помощь подоспели алваны, лбины [16], чипхи [17], каспы [18] и другие племена из этих краев со множеством отважных и храбрых, хорошо снаряженных всадников.

20. И хотя он и был в великой печали из-за братских чувств [19], испытываемых к своим сородичам, ибо [они] покорились и пошли в услужение к пришедшему к власти царству [рода] Стахра и были покорны ему, несмотря на это, Хосров отправил к ним посланника, дабы [убедить] соплеменников выступить с тыла и подняться против царства Арташира и оттуда со стороны кушанов [20]протянуть ему руку [помощи], храбрыми племенами и боевыми дружинами прикрыть его тыл с той стороны, с их исконной страны. Однако парфянские роды и вожди племен, нахарары и родоначальники не вняли ему, так как приняли, приспособились и покорились власти Арташира, вместо того, чтобы [предпочесть] власть своего рода и братство.

21. Но Хосров поднялся со своим огромным войском и теми, кто прибыл с разных мест, дабы стать в войне его соратником. И когда персидский царь увидел скопище огромного войска, которое, стремительно двигаясь, возникло перед ним, поднялся и он навстречу им, готовясь к битве. Однако он не сумел устоять и бежал. Преследуя его, [они] уничтожили все персидское войско, оставляя на полях и дорогах трупы; с остервенением [они] уничтожали [персов], наносили им тяжелые удары.

И армянский царь после великой сечи радостно, с ликованием возвратился с великой победой и большой добычей в Армянскую страну, в область Айрарат [21], город Вагаршапат [22], с огромной радостью, добрым именем и большой добычей.

22. Затем он повелел послать гонцов во все края, разослать указы, приказывая всем пойти на поклонение к семи храмам святилищ, принести жертвы изваяниям божеств. Он почтил место поклонения своего родного Аршакидского рода, принеся в дар им белых быков и белых козлов, белых коней и белых мулов, золотые и серебряные украшения, шелковые одеяния, украшенные блестящей бахромой и ожерельями, золотые венцы и серебряные жертвенники, ласкающие взор сосуды с благородными каменьями, золото и серебро, сияющие наряды и прекрасные украшения. Из привезенной богатой добычи он пятую часть выделил жрецам и пожаловал [им] большие дары. И, одарив, распустил бывшее с ним войско.

23. II. А с наступлением следующего года он [вновь] собрал огромное войско, составил полки и созвал ту же и даже большую, чем прежде, армию. И стал совершать набеги в сторону Асорестана, тем более, что и войска тачиков [23] помогали и, разоряя всю страну, каждый, [овеянный] славой храбрости, возвращался к себе. Так в течение одиннадцати лет, постоянно разоряя, они опустошали все те пределы страны, которая находилась под господством и под властью персов.

24. Когда царь персидский увидел обрушившиеся на него бедствия, удручился, забеспокоился, встревожился, впал в отчаяние, сомнение и заколебался в себе. Он призвал к себе на совет всех царей, наместников, нахараров, полководцев, начальников и ишханов своей державы, умоляя всех изыскать средства [одолеть противника], обещая разного рода вознаграждения, говоря, что может быть, найдется кто-нибудь, кто сумеет отомстить? Обещал дать второй трон своего царства тому, кто, пылая великой ревностью, отомстит за него. «Я буду лишь троном выше него, будь он из простолюдинов или из благородных». Он обещал пожаловать разные звания и дары и расплатиться сполна.

25. И вот некто из участников совета, из главных родоначальников Парфянского царства, которого звали Анак, поднялся и, выйдя вперед, дал обещание отомстить своим сородичам, как врагам.

26. [Царь] заговорил с ним и сказал:

— Если не лукавишь, что отомстишь, возвращу вам земли [24] парфянские, ваш собственный Пахлав и, возложив [на твою голову] корону, прославлю тебя, сделаю тебя знаменитым и возвеличу в моем царстве, назвав тебя вторым после себя.

27. Парфянин отвечал:

— Если поможешь остающимся здесь моим сородичам, то я и мой родной брат сегодня же простимся с тобой.

28. И вот парфянин с братом снарядились в дорогу и с семьями, женами и детьми и всем своим имуществом поднялись и двинулись в путь. Изучив дороги, [они] под видом остатков [истребленного рода], восставшего против персидского царя, направились в сторону Армении. Придя, он предстал перед царем Хосровом в области Ути [25], в городе Халхал [26], в зимней ставке армянского царя.

29. Когда армянский царь увидел его, с ликованием пошел ему навстречу и с великой радостью принял его, тем более что тот лицемерно говорил [с царем] и объяснял свой приезд преданностью.

— Я прибыл к тебе для того,— говорил он,— чтобы вместе [с тобой] отомстить за всех.

30. И когда царь увидел названного мужа, прибывшего к нему со всей своей семьей, он искренно поверил ему. Затем он оказал ему царские почести, повел и посадил на второе в своем царстве место. И все холодные, суровые, морозные зимние дни они в веселии проводили [вместе].

31. Когда же наступили теплые весенние дни, время, когда открываются врата южных ветров, царь покинул эти края, и они спустились в Айраратскую область, город Вагаршапат. В то время, когда они нежились отдыхом, царем овладела мысль вновь собрать войско и двинуться на Персию.

32. Услышав об этом, парфянин [27] вспомнил о клятве, данной персидскому царю. Вспомнил также об обещанном вознаграждении и загорелся желанием вернуться в родную страну, именуемую Пахлав. У него родился зловещий замысел. Он отозвал царя и своего родного брата [в сторону], якобы для отдыха и желания посовещаться с ним. При них были полуобнаженные мечи. Неожиданно занеся оружие над царем, они повергли [его] на землю. О случившемся мгновенно стало известно, толпа с криками подняла тревогу. Но пока то да се, [предатели], вскочив на коней, обратились в бегство.

33. Когда же об этом узнали нахарары армянских войск, они разбили [свои войска] на отряды и стали [их] преследовать. Некоторые устремились [вперед] по полям, чтобы перекрыть вход близлежащего моста к вратам Арташата. Река Ерасх [28], пробудившись, неслась валами -ледяная, многоводная, заснеженная, несущая во дни своего половодия огромные валы, смешанные со снегом. Часть перешла через Вагаршапатский мост, называемый также мостом Мецамора [29], спеша достигнуть Арташатского моста. Они настигли их в теснинах дорог и, окружив, сбросили в реку у моста Таперакан [30]. А сами возвратились назад со стенаниями, воплями и рыданиями. Вся страна собралась и оплакивала царя.

34. И пока еще теплилась в [царе] жизнь, и он еще не испустил дух, [он] отдал приказ истребить весь их род. Тогда стали убивать и предавать мечу всех, не оставив [в живых] даже отроков, еще не умеющих отличить правой руки от левой (ср. Иона, 4.11), перебиты были мечами также все женщины. Лишь двух младенцев Парфянина удалось спасти через каких-то кормилиц; и, взяв их, одна бежала в сторону Персии, а другая — Греции.

35. III. Когда персидский царь услышал об этом, он возликовал, возрадовался и устроил в этот день праздник большой радости, и было принесено много жертв атрушанам [31]. Он собрал войско, двинулся и стал опустошать страну Армянскую, угнал в плен без разбора людей и животных, стариков и детей, юношей и младенцев.

36. В это время кто-то спас от рук злодея одного из сыновей армянского царя Хосрова, младенца по имени Трдат [32], которого взяли кормилицы и бежали [с ним] в сторону Греции, к царскому двору [33], в края греческие. Прибывший вслед за этим в Армению персидский царь назвал эти места своим именем и, преследуя греческое войско, вытеснил его к греческим пределам. Выкопав рвы, он установил границы [34] и место это назвал Посиц друнк [35], на месте, именуемом Суйз [36]. Оставшихся людей этого края он изгнал и овладел страной.

37. И вот, [младенец] Трдат был доставлен к некоему князю по имени Лициний [37], воспитывался и обучался у него. А сын парфянина, которого увезли в греческие края, вырос и учился в городе Кесарии Каппадокийской [38]. [И некто], опекая его, воспитывал с помощью кормилиц в страхе Христовом. И он, углубившись в изучение христианского учения, стал сведущим в Божьем писа-[33]нии и познал страх Божий. Звали его Григориосом [39]. Узнав от кормилиц о свершенных отцом делах, [он] отправился к Трдатиосу, дабы добровольно служить ему. [Григор] скрывал, кто он, не выказывая, чей он [сын], или откуда, или как и почему [появился]. Поставив себя на службу [Трдату], он покорно прислуживал ему.

38. В то время Божья церковь подвергалась гонениям со стороны греческого правителя. И когда Трдат почувствовал, что Григор причастен к христианской вере, стал преследовать его и обрушил на него разные беды. Много раз мучил его тюрьмой и оковами, требуя от него отказаться от поклонения Христу, покориться смертным божествам и служить мерзости.

39. IV. В те дни правитель готов [40] собрал войска и множеством воинских отрядов двинулся на войну с греческим властителем. Он отправил [ему] послание такого содержания: «Зачем нам со всем народом идти воевать и уничтожать наши войска, в то же время подвергать опасности страну и держать ее в тревоге; [лучше будет, если] я отсюда от наших войск выступлю против тебя, а ты [против меня] от греческой стороны. Пойдем на место боя, если я тебя одолею, греки покорятся мне, если же победишь меня ты, то наша жизнь будет принадлежать тебе, и мы покоримся тебе, и для обеих сторон наступит мир без крови и истребления».

40. Греческий царь, услышав все это, испугался, ибо [греки] не были готовы выступить с отрядами против [готского царя], но и не мог согласиться [выполнить] требование, [изложенное] в послании, так как был тщедушен; он устрашился и убоялся, ибо не знал, что ответить на послание.

41. Тогда царь отдал приказ послать грамоты и гонцов к князьям и войскам — оплоту его, [повелевая] немедленно поспешить к нему, где бы они не находились. И тогда князья, войско и нахарары немедленно прибыли к нему. Поспешил отправиться к месту боя и Лициний с войском, вверенным ему, дабы предстать перед царем. Вместе с ним был Трдатэс.

42. И случилось так, что отряды, продвигаясь, оказались в узкой впадине между виноградниками и проходом к житницам, у врат города. Так как была полночь, врата города были заперты. До полуночи не найдя корма и сухой травы для коней всего войска, они стали искать и увидели за городской стеной с внутренней стороны в скотном дворе копны сена. Но из-за высоты стены никто не мог добраться до [него]. Тогда [по стене] поднялся Трдат и, спустившись [вниз], стал копнами бросать сено в войско вплоть до полного довольствия. На эту сторону стены он перебросил в войско также сторожей и много собак. И сам, поднявшись с той стороны, спустился вниз.

43. Увидев эту могучую силу [Трдата], Лициний был удивлен. С наступлением утра городские ворота открылись, и все войско вступило [в город]. Лициний со всеми вельможами, полководцами, военачальниками и князьями предстал перед царем.

44. Царь поведал князьям о послании царя готов. Тогда Лициний обратился к царю и сказал:

— Да не вострепещет сердце моего повелителя, ибо при твоем дворе есть муж, который может справиться с этим делом. Зовут его Трдатэсом, из царского рода Армянской страны.

И Лициний рассказал о его ночном дерзновенном поступке. [Царь] распорядился, и Трдатиоса привели к нему. И [Трдат] рассказал ему все по порядку. Тогда был назначен час боя, с тем чтобы поутру на борьбу один против другого вышли готский и греческий государи.

45. Утром следующего дня [царь] приказал накинуть на Трдатиоса [царскую] порфиру. Его нарядили в императорские одежды, надели на него царские регалии, и никто ничего не знал о нем. Всем было объявлено, что это сам император. Под звуки труб он со всем войском стал стремительно приближаться, пока не предстал перед врагами. Оказавшись друг перед другом -[Трдат] в обличий императора и царь [готов] пришпорили коней и вступили [в бой]. И там облаченный в императора победил царя [готов] и, схватив его, привел и поставил перед императором.

46. Тогда царь премного возвеличил Трдатиоса, одарил его великими милостями, возложил на его голову корону и почтил багряными хламидами. И [император] отдал ему, принявшему облик императора, вознесенному великолепием императорских украшений, большое вспомогательное войско и отправил в его собственную страну Армению.

47. И так после подвигов, совершенных в победном бою, Трдат, царь Великой Армении, возвратился из Греческих краев. Вступив на Армянскую землю, царь нашел здесь большое персидское войско, которое захватило, подчинило себе страну. Многих он истребил, и многих, обратив в бегство, отбросил в Персию. И он овладел принадлежавшим ему по наследству царством и укрепился на его границах.

48. V. В первый год царствования Трдата в Великой Армении они прибыли в область Екелеац [41], в селение Ериза, в храм Анаит [42]для жертвоприношений. И, завершив это нестоящее действо, они спустились и расположились лагерем у берега реки, именуемой Гайл [43].

49. Царь зашел в шатер и сел ужинать, и когда перешли к вину, он приказал Григору поднести в дар изваянию идола Анаит венок и густые ветви дерев. Но тот отказался совершить обряд поклонения богам.

50. И тогда царь обратился к Григору и сказал:

— Ты как чужак и невольник [44] пришел и примкнул к нам. Как же [ты] осмеливаешься поклоняться тому Богу, которому не поклоняюсь я?

В тот же день [царь] приказал взять его под стражу. А на следующее утро вновь отдал приказ, и Григориоса привели к царю.

51. Царь обратился к Григору и говорит:

— Вот уже много лет, как ты находишься при мне и всеми своими силами мне верно служишь, я был доволен твоей службой и думал поощрить тебя. Почему ты не исполняешь моей воли?

52. Григорис ответил:

— Богом повелено, чтобы «Рабы повиновались господам во плоти [45]» (Еф. 6.5); так положено, так и ты сам засвидетельствовал, что я служил тебе всеми своими силами. Но почитание и служение Богу никому нельзя уступать. Ибо лишь Он творец неба и ангелов, прославляющих Его величие, и земли и людей, созданных им, которые обязаны поклоняться Ему и исполнять его волю; Он же [создатель] всего, что в море и на суше.

53. Царь говорит:

— Знай, что ты свел на нет заслуги, которые приобрел, служа мне, что я признаю. Но теперь вместо той жизни, которой я должен был удостоить тебя, подвергну тебя многим истязаниям, вместо чести - унижу тебя. И вместо бардза и повышения получишь тюрьму, мучения и смерть, которая лишает людей надежды на жизнь, если не согласишься поклоняться богам, особенно великой госпоже Анаит, славы и спасительницы народа нашего, которую почитают все цари, особенно царь греческий. Она мать всякого целомудрия, благотворительница всего рода человеческого, отпрыск великого, доблестного Арамазда [46].

54. Говорит Григориос:

— Я честно служил тебе, никогда мою службу не сочту напрасной, ибо и Богом написано: «Чтобы повиновались господам по плоти» (Еф. 6.5), ибо воздаятелем благ является Господь. И я уповал на вознаграждение не от тебя, а от Творца, созданиями которого являются все видимые и невидимые творения.

55. Ты говоришь, что усугубишь мучения вместо [радостей] жизни, однако [знай, что], отняв у меня эту жизнь, ты усугубишь радость, уготованную мне Христом (ср. Ин. 14.2-3), власть которого вечна, царство непреходяще и блага нескончаемы (ср. Дан. 7.27). И, говоря, что вместо почестей [предашь меня] унижениям, ты одаришь меня честью ангелов, прославляющих с ликованием Творца своего.

56. Ты говоришь: «вместо того, чтобы дать тебе бардз [47] и повышение, брошу тебя в оковах в тюрьму». Блажен я, ибо на себе испытаю оковы Господа моего, с Ним возрадуюсь и возликую в день Его пришествия. Изгоняя из числа твоих застольников, ты сделаешь меня застольником у отца веры Авраама и со всеми праведниками, которые будут радоваться в царствии Божьем (ср. Мт. 8.1).

57. Угрожая мне смертью, ты причисляешь меня к войску Христа, где пребывают все призванные, отцы-праведники, пророки и апостолы, мученики и все избранники.

58. Ты говоришь: «Смертью лишу тебя надежды на жизнь», подобно тому, как отнята твоя надежда. [Знай же, что] крепка надежда [на жизнь] всех богопочитателей и боголюбцев. А похожие на тебя и поклоняющиеся немым и бездушным идолам, творениям рук человеческих (ср. Прм. 14.29; Ис. 46.6), на самом деле лишены надежды на истинную жизнь в Боге.

59. А та, которую ты называешь великой госпожой Анаит, возможно, и была когда-то такая среди людей. Ибо колдовским поклонением богам и с помощью дьяволов, являвшихся в видениях в различных обличиях, убедили тогдашних людей построить жертвенники, поставить идолов и поклоняться им. Они ничего, ни зла, ни добра никому не могут сделать. Не могут ни прославить своих почитателей, ни обидеть своих поносителей. И вы, обезумев, поклоняетесь им, лишенные разума. И вместо Бога, благами которого наслаждаетесь, вы поклоняетесь предметам, сделанным из дерева, камня, золота и серебра, которые установлены Богом для потребностей и нужд и прославления людей.

60. А мне дано со всякою покорностью (ср. I Тим. 2.11) и верой и страхом поклоняться Творцу и Сыну Вседержителю и Духу Создателю, сотворившему все и могущему все уничтожить и милостью Своей все вновь возродить. И мы не предаемся отчаянию, ибо мы поклоняемся живому [Богу], дающему жизнь, когда пожелает (ср. Рим. 4.17). И если даже мы умрем, мы будем живы. Ибо Сын Божий умер и восстал, и своим воскресением явил нам пример жизни, [пример] того, что, если мы умрем за Него, останемся живы (ср. 1 Фесе. 5.9), когда царствие Творца откроется Его творениям, когда [Он] совершит отмщение за нечестивость и бескорыстным судом [своим] со всех взыщет сполна (ср. П Фесе. I. 8-9).

61. Царь сказал:

— Когда ты говоришь: «я от тебя ничего не жду и не буду ждать», я понимаю, что ты желаешь смерти и немедленно в могиле, где лежат те первые умершие, найдешь воздаяние. [Что ж], я поскорее отправлю тебя туда, где ты желаешь оказаться. Но покажи мне, кто тот Христос, которого ты называешь творцом, дабы мне знать, кто воздаст за твои труды (ср. Рим. 2.6; Тим. 4.8). Неужели он надзиратель могил, к которому ты желаешь отправиться, или [он тот, кто] освободит тебя от твоих тюремных уз?

62. Где те неубывающие радости, о которых ты говоришь? Или что это за пришествие, о котором я не знаю? Что это за ангелы, или что такое ваша надежда и наше отчаяние? Обо всем этом спокойно поведай мне. Однако я не дам тебе нечестить богов, которых ты поносишь, говоря, что они всего лишь люди, и низводишь их до смертных существ. Ты нанес ужасное оскорбление богам, а также нам, царям, говоря, что безумцы цари, почитающие их.

63. Григориос сказал:

— Христос Сын Божий, через Него [Бог] создал и построил мир (ср. Ин. 1.3). Он судья живых и мертвых (ср. П Тим. 4.1), Господь и воздаятель благ благодетелям, а злодеям Он сполна [воздаст] злом (ср. Мт. 16.27; Рим. 2.6; П Тим. 4.8).

64. Он, как ты сказал, в самом деле надзиратель и страж могил, ибо Он умер по своей воле и спустился в могилу и хранит кости всех людей. Своим воскресением Он показал и сделал очевидным воскресение всех мертвых. Ибо Он сам есть воскресение и жизнь (ср. Ин. 1.25), оживитель и обновитель всех тел (ср. 1 Кор. 15.52; Флп. 3.21). Он хранит дыхание людей живыми (ср. Деян. 17.25), ибо Он есть сама жизнь, и Он возродит души людей, облекшись в их плоть, и сделает явным воздаяние каждого по труду (ср. Кол. 3.24). Он освободит от оков дома язычества скованных грехами и разорвет цепи беззакония тех, кто подобен тебе. А оковы, которыми угрожаешь ты мне, от них Он обычно спасает уповающих на Него, являя дар милосердия.

65. Неизбывные радости будут в том, что Своей Божественностью Он обессмертит своих возлюбленных, призванных, приглашенных и придерживающихся Его заповедей, а грешников обессмертит вечными муками. И пришествие Его будет ознаменовано тем, что Он придет совершать все это. Ангелы суть служители Его величия и божественности, вечного царствия.

66. Наша надежда в том, что мы, уповая, ждем этого, а ваша безнадежность в незнании Творца, который взыщет с вас за то, что вы не искали вашего Господа Творца и не знали Его. Воистину вы подобны коням и лошакам (ср. Пс. 31.9), ибо они лишены мудрости, но вы оказались глупее вола и осла (ср. Ис. 1.3), ибо не признали вашего Создателя, который, когда наступит время, уздой и удилами обуздает ваши челюсти, вас, не сумевших приблизиться к нему (ср. Пс. 31.9).

67. А что я пренебрег богами, как говоришь ты, какое значение для них может иметь пренебрежение, если они никогда не чувствуют оказываемых им почестей, ибо они суть творения рук человеческих, созданных и порожденных сумасбродным, бредовым воображением людей. Обольщенные статуями древних ваятелей, они [люди], сами стали создавать их, от которых тогда же и впали в заблуждение, лишившись света Божьего. А те, кто поклоняются им, воистину подобны животным, ибо «есть у них уста, но не говорят; есть у них глаза, но не видят. Есть у них уши, но не слышат; есть у них ноздри, но не обоняют. Есть у них руки, но не осязают; есть у них ноги, но не ходят, и нет дыхания в устах их. Подобны им да будут делающие их и всякий, кто надеется на них» (Пс. 134.16-18; ср. Пс. 113.13-15).

68. VI. Начал говорить царь и сказал:

— Сколько раз советовали и убеждали тебя не повторять передо мной твои слова, похожие на басни, которые ты усвоил и выучил и которые тебе не подобает говорить. Я сжалился над тобой как над [преданно] служившим мне [человеком], [надеясь на то, что] ты станешь на путь истинный и обратишься к поклонению богов. Ты же, не желая поклоняться им, считаешь их ложными творцами и поносишь истинных творцов и великую Анаит, благодаря которой пребывает и живет наша страна Армянская, а с ней вместе [поносишь] великого и всемогущего Арамазда, создателя неба и земли, с ним вместе и других богов называешь бездыханными и безмолвными. И нас ты попытался оскорбить, осмелился назвать конями и лошаками. И так как ты всех нас оскорбил, вплоть до того, что осмелился и нас назвать животными, я предам тебя мучениям, надену удило на твою челюсть, чтобы ты знал, что твои суетные слова, которые ты, повторяя, произносил передо мной, немедленно дали плоды. «И это,— сказал [царь],-большая честь для тебя, что я поговорил с тобой, почтил тебя, и ты мне отвечал как равному».

69. Он повелел связать ему руки сзади и кляпом закрыть рот, на спину повесить большую плиту соли, грудь стянуть цепью и, проведя веревку через кольца цепи, с помощью машин подтянуть и подвесить [его] к вершине кровли дворца. И так туго связанным он оставался семь дней. Через семь дней [царь] отдал приказ, и его освободили от жестоких и тяжелых оков, привели и поставили перед царем.

70. [Царь] стал его допрашивать:

— Как ты сумел выстоять, вытерпеть, остаться [живым] и дожить до сегодняшнего дня? Познал ли ты меру мучений, или, подобно ослу и лошаку, держал навьюченные грузы и остался таким же вместе с этим грузом? Так как ты осмелился поносить богов, говоря, что они лишены жизни, то они и обрушили на тебя эту беду. И теперь, если ты не согласишься принести богам жертву и повторишь те же оскорбления, ты подвергнешься еще более жестоким испытаниям.

71. Григориос ответил:

— Кумиры, которых ты называешь богами, на самом деле изделия, ибо они изготовлены людьми, и суть изваяния — созданные руками искусного мастера, одни из дерева, другие из камня, третьи из меди, иные из серебра, а иные из золота. Они никогда не говорят, никогда не рассуждают и никогда не думают ни обо мне, ни о тебе. И ты сам свидетельствуешь, что о моих мучениях они тебе ничего не говорят. Знали ли когда-нибудь они, безмолвные камни, о человеческих мучениях?

72. Ты навьючил на меня соль, дабы я мучился в оковах, но знай, что я уповаю на Господа моего, коему принадлежат небо и земля, и на Сына сотворящего, и Духа заступника (ср. Рим, 8.26.34), кои приправят бессмертие мое свидетельством непреходящей истинной соли (ср. Мт. 13). И даст мне [Господь] наилегчайшее иго непреходящих, навеки вечных, легких благ покорности (Мт. 11.30). Своим человеколюбием Он возносит смиренных (ср. Лк. 1.52) к неистощимому своему воздаянию, бесконечному и невременному, для восхождения в седьмое тысячелетие [48], в неизвестные предустановленные дни, когда Он многим своим утружденным [работникам] даст отдохновение и через свое могущество одарит их.

73. О тех, кто поклоняется каменным идолам, пророк говорит: «Повергаются как камень в сильные воды» (ср. Неем. 9.11; Исх. 15.5), а о поклоняющихся деревянным изваяниям, говорит: «Огонь охватил все дерева полевые и спалит грешников и не погаснет» (ср. Иер. 7.20). О поклоняющихся серебряным и золотым [идолам] говорит: «Ни серебро их, ни золото их не может спасти их в день гнева Господа» (Соф. 1.18; ср. Иез. 7.19). Господь может наложить бремя неудобоносимое (ср. Лк. 11.46) на них и на всех противящихся и грешников, которые, как и ты, нечестивы.

74. VII. После этого [царь] приказал повесить его вниз головой за одну ногу; и пока он висел, под ним стали сжигать мусор и дымить и жестоко избивать свежими тростинками. Десять человек истязали его по приказу царя. Так он оставался висеть семь дней.

75. В подвешенном состоянии он заговорил с виселицы: «Славлю Тебя, Господи, что сподобил меня, недостойного, Твоего вознаграждения, ибо Ты изначала возлюбил творения рук Своих и даровал наслаждение ненарушаемого покоя рая, уготовил без страдания радостную судьбу непреходящей жизни, если бы остались верны Твоей заповеди не вкушать с дерева, ибо Ты сказал: «А от дерева познания добра и зла, не ешь от него, ибо я запретил вам есть от него» (Быт. 2.17; 3.11). Ибо древо, названное [древом] жизни, не могло дать жизнь без Твоего повеления, без Твоей благодатной воли, что есть Твоя воля, Слово и милость, и Единородный Сын, порождение Твоей божественности, и исходящий от Тебя и наполняющий всю вселенную Дух Твой Святой, который с Тобой и с Твоим Единородным в Твоей сущности.

76. И если бы твердо придерживались Твоей заповеди, Господи, и хранили бы заповеди, данные для испытания нашей добродетельности, Ты бы нам даровал жизнь без страданий, без мучений, чистую, беспечную, беспечальную, без старения. И после деторождения и умножения, для чего Ты заповедал жить [плотской жизнью] (ср. Быт. 1.28), Ты после этого прикрыл бы [нашу наготу] непостыдной славой в Твоем раю, куда бы поместил нас, подобно тому, как после супружества и рождения сына Ты вознес Еноха в чин ангелов, в жребий бессмертной радости (ср. Быт. 22.24). Если бы мы хранили Твою заповедь по Твоемуповелению, Ты обошелся бы с нами как с Енохом, ибо и нас после наслаждения раем и земных порядков перенес бы в бессмертие, как Еноха в чин ангелов, и сразу же ввел бы в царствие Свое, заранее уготованное Тобой для нашей славы, прежде бытия мира, ибо «не видел того глаз и не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Ты возлюбленным своим изначала» (I Кор. 2.9), что и даешь Ты, Господи, тем, кто возлюбил день пришествия [Сына] Твоего Единородного.

77. Когда же враг увидел, что мы почитаемы человеколюбивой милостивой волей Твоей, [он] позавидовал славе короны гордости нашей, чести, данной [нам] Тобой, ибо Ты сказал: «Я сотворил человека по образу и подобию своему и поставил его владыкой над всем» (ср. Быт. 1.27; Ис. 8.7), и вот из-за этой зависти злокозненного врага в мир проникли нечестивые соблазны и лишили людей жизни и покоя (ср. Прм. 2.24), которые Ты по милости Твоей даровал людям, а они потеряли его.

78. А когда Твоя божественность сжалилась над нашими человеческими слабостями, Ты по Своей неизбывной милости не лишил нас Своего благодеяния. По всепрощающему Своему долготерпению Ты послал святых апостолов и возлюбленных своих на землю во мрак языческих народов (ср. II Петр. 1.19). Глупые и нечестивые люди возненавидели [их] и подвергли гонениям. Они изъясняли Твои светлые мысли и проповедовали Твою волю и пришествие Сына Твоего, грядущего в мир, чтобы взять на себя наказания и страдания за грехи людские.

79. И проповедуя это в мире, они со стороны своих гонителей подверглись истязаниям и разнообразным душевным испытаниям и умерли в мучениях. Вкушая горечь, [они] пребывали в мире, проповедуя Твое [учение], а противники и враги споткнулись и пали. Поэтому «Если восстанет на меня война, не убоится сердце мое. И в битве со вступившими со мной [в бой], я буду надеяться на Тебя» (ср. Пс. 26.2-4). Ибо Ты откроешь свою волю в последние времена, издревле поведанную первым народам через своих пророков Сыном Твоим любимым, посланным Тобой, дабы родиться через Святую Деву. Как через первую деву в мир вступила смерть, так через сию Деву в мир вступит жизнь. Как от рожденного Евой Каина в мир проникли проклятие и тяжкий труд, мучение, боязнь и неуверенность, точно так же рождением Сына Твоего через Деву в мир войдут блаженство, жизнь и благословление.

80. Ты послал на землю Сына своего Единородного, свет от света, жизнь от жизни, который облекся, подобно нам, плотью от Девы, чтобы, уподобившись нам, подобием Себе вновь приблизить нас к Божественности. Родился плотью от Девы и вочеловечился и принял плоть, подобно нам, оставаясь и пребывая во славе Божественности Своей. Его Божественность не претерпела изменений, она такая же, какой была и есть и останется во веки с Отцом и Святым Духом. Но так как Он возлюбил людей, то стал подобен нам, дабы своим Божественным даром привести [нас] к совершенству, такова воля Его Отца. Он исполнил Его волю, прославив своих святых терпением, [чтобы они могли] вынести горечь издевательств и смертельных мук и [саму смерть вместе] с погребением. Так как люди возлюбили поклонение человеческим образам, искусно изваянным из дерева плотниками, поэтому Он принял человеческий образ, дабы своим божественным обликом сделать покорными людей, создающих, любящих и обожающих изображения.

81. И так как людям свойственно было поклоняться неодушевленным, мертвым изображениям, Он сам стал мертвым изображением на кресте. Он умер и стал бездыханным, дабы через привычное скорее покорить их Своим образом, преподнес крест как уду (ср. Мт. 17.26), а тело Свое — как пищу миру, дабы с его помощью улавливать [людей] для царского стола, вечного царствия Своей Божественности.

82. И вместо деревянных изваяний Он установил во всем мире Свой крест, дабы привыкшие прикладываться к дереву через привычное склонились бы целовать дерево креста и имеющееся на нем человеческое изображение. Ибо на кресте Он говорил, как передает слова Господа пророк: «И стал я как глухой, который не слышит, и как немой, который не открывает уст своих» (Пс. 37.14). Ибо Ты, Господи, говорил изначально через пророка до того, как настал час Сыну Твоему Иисусу претерпеть все это:

«Сделаю тебя немым и прилеплю язык твой к гортани твоей (Иез. 3.26), и ты станешь подобен человеку, в устах которого нет слов обличения» (ср. Пс. 37.15).

83. Поскольку люди возлюбили изображения бессловесных идолов, суетных богов, поэтому и Сын Божий, [снизойдя], воплотился в тело, приняв образ человека, и, взойдя на высокий крест, как на высокую смотровую башню, явил созданиям бессловесную смерть, поэтому увидели Его в выси над миром, возликовали, стали поклоняться и покорились.

84. И так как у людей был обычай предаваться веселию жертвоприношением в святилищах идолов, поэтому и при жертвоприношении Сына Твоего Ты воззвал к миру, говоря: «Откормленные [тельцы] заколоты, и обед мой готов» (ср. Мт. 22.4; Лк. 15.33), и Ты умножил радость при распятии Сына Своего и насытил всю землю Его живительной плотью — пищей и жизнью, которой хватит всем поклоняющимся Тебе во всем мире. А для не пожелавших явиться к званому свадебному духовному столу, Ты уготовил вечные муки, бесконечную мучительную смерть непреходящего суда, и города их воздвиг и построил в огне мучений грядущего гнева.

85. И так как люди ели и пили кровь животных, приносимых в жертву богам, поэтому и [Сын Твой] пролил кровь свою на древе, ибо, заменяя древом деревянные изваяния, а мерзких идолов с человеческими лицами — Собой, а радостные звуки кровей — Своей кровью, [Он] обновляет молодость человеческого тела (ср. Флп. 3.21). Ибо Он пришел и Своей Божественностью и кровью искупил нас (ср. Гал. 3.13) из рабского служения и освободил от гнета порока грехов (ср. Рим. 8.2), так как мы цена Сына Твоего, спасенные и освобожденные кровью и телом Его, мы не господа самих себя (ср. I Кор. 6.7; 7.23), могущие действовать по своей прихоти и желаниям, или вообще по прихоти смертных людей, если бы даже те и были нашими телесными господами. Однако их следует чтить в той мере, в какой это повелено (ср. Еф. 6.5; Кол. 3.22; I Петр. 2.18), но не изменять себе из страха перед смертными людьми, которые могут лишь мучить наше тело, а Твой Единородный Сын, Господь наш Иисус Христос, может любого с душой и телом обречь на вечные муки, бросить в неугасимый огонь и к неумирающим червям (ср. Мт. 10.28; Мк. 9.43).

86. Но, Господи, дай мне силы выдержать испытание в тесноте моих страданий и смилуйся надо мной, как [смилостивился] над разбойником, который стал сопричастен мучениям на Твоем кресте (ср. Лк. 23.43), и яви дар своего человеколюбивого сострадания, сладостного всепрощения, в котором пребывает весь мир, и праведники, и грешники. «Ибо Ты [повелеваешь] солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылаешь дождь на праведных и неправедных» (Мт. 5.45), ибо Ты сдерживаешь гнев Свой и проявляешь милость ко всем людям.

87. Дай мне, Господи, дар терпения в жестоких мучениях, которым истязают меня, чтобы и мне сохранить залог светлой веры нашей (ср. II Тим. 1.12), которую Ты дал мне — познать Тебя и исполнять волю Твою. Дабы, уповая на Тебя, не устыдились (ср. Рим. 9.33; I Петр. 2.6) те, кто однажды почувствовал гордость за Единородного Сына Твоего и Господа нашего Иисуса Христа, посланного Тобой. Ты Его послал на смерть за грехи наши, дабы взять на Себя преступления наши, быть наказанным за грехи наши, претерпеть кару мучениями на кресте и умереть, одарив верующих в Него милостью вознаграждения.

88. И ныне, Господь милосердный, Ты, сказавший: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мт. 28.20), не отними руки Твоей от нас (ср. Еккл. 7.18), а укрепи нас в воле Твоей, дабы устоять нам в сей войне ради имени Твоего великого, дабы разнеслась слава веры рабов Твоих в царствии Твоей Божественности. Дабы стало известно также, что никто из врагов, которые сами себе враги, не могут победить уповающих на Тебя.

89. Но, Господи, примешай нас к праведникам Своим по Своему человеколюбию, благодаря которому [Ты] не оставил нас погрязшими в грехах отцов наших и в поклонении праху, подобно нашим предкам, и в нечестивости наших первых [людей]. И дал нам вкусить природу творчества Своей божественности, дабы нам не погибнуть в суетном язычестве. А смилостивился над созданиями Своими, дабы на нас сполна не обрушить Свой гнев и не убить Своей яростью и Своим негодованием не испытывать нас.

90. Ныне, дай, Господи, силу вступить в войну за истину имени Твоего и умереть, и вновь преобразиться в славу в следующий раз (ср. II Кор. 3.18), когда вновь пошлешь судью, нашего Господа, Иисуса Христа, для воздаяния каждому, дабы и нам с радостным ликом предстать пред Ним и получить венок победы с возлюбленными Твоими (ср. I Кор. 9.25), ибо лишь Ты будешь пребывать во веки, а все материальные преходящие твари по Твоему слову истребятся, но лишь Ты вечен и собираешь людей, как зерно в житницах в свое время (ср. Мт. 3.12, 13, 30; Лк. 3.17), и возрождаешь вновь в следующий раз. Выращиваешь на земле кости людей, обновляешь, поднимаешь у возлюбленных Твоих крылья, как у орлов (ср. Ис. 40.31).

91. Господь дня и создатель мрака, творец света, Тебе принадлежит ночь, установивший светила для нужд людей, как путеводители для Твоих созданий, что на земле Твоей. Ты создал два светила для кругообращения лет, месяцев, для измерения времени по количеству дней, отведенных [всему], что есть в этом мире. Одно [светило] есть властитель дня, и оно подобно негасимому, неизбывному, неубывающему и непрекращающемуся свету Твоего Единородного Сына, которое откроется Твоим праведникам в потустороннем мире, где нет ни дней, ни ночей, ни недель и ни месяцев, ни годов, и ни часов, и ни времен, ни кругообращения годов и времен, но есть лишь Господь и лишь имя Его. Ты воздаешь радостью благ Своим поклонникам, блага которых не подвержены изменению и милости данные не отнимаются.

92. А движение ночного светила, которое по воле Твоей имеет сходство с Твоим Единородным [Сыном], олицетворяет собой обновление воскресением, для того чтобы показать и утвердить во всех [тварях] на земле надежду на воскресение из мертвых. В младенчестве [оно] движется с запада на восток, затем, вновь по Твоей воле постарев, достигает запада, пеленуется, погребается, погребением мертвецов предвещая воскресение, доставляя утешение и надежду на обновление мира, сообщает об истощении и разложении грешников, о воскресении в царствии в день пришествия праведников, и вновь показывает то возмездие, которое ожидает [всех] погрязших в грехах. Оно указывает на [различие] между тленным и Твоей вечностью, между бренным и Тобой -непреходящим, между стареющим и Тобой — его обновителем. Оно по Твоей воле меняет свой облик, как Ты повелел, подобно тому, как восстанут облики установленных Тобой существ в день, когда во исполнение своих обещаний Ты всем воздашь через Единородного [Сына] и Святого Духа, ибо Тебе принадлежит и Тебе подобает слава присно и во веки веков.


[1] ЖИТИЕ И ИСТОРИЯ СВЯТОГО ГРИГОРА — в рукописях сохранились следующие заглавия: «Мученичество св. Григора, Просветителя Армении и равноангельского вардапета, из Истории Агатангелоса», «История рождения, воспитания, жития и учения св. Григора нашего Просветителя по Агатангелосу», «Житие и история св. Григора Просветителя»: «История Агатангелоса» (см.: Агатангелос, с. 15).

[2] Царства Парфянского -  Парфянское царство (250 г. до н. э. -224 г. н. э.) находилось к югу-востоку от Каспийского моря. В середине I в. до н. э. занимало территорию от Месопотамии до реки Инд.

[3] Артабан — речь идет о последнем парфянском царе Артабане V (209-224) из династии Аршакидов.

[4] Вагарш — парфянский царь Вологез V (207-8 — 222-23).

[5] Арташир I Папакан (180-239) — царь Персии с 226 г. Основатель династии Сасанидов.

[6] Сыном Сасана -Арташир I был не сыном, а внуком Сасана, верховного жреца храма Анаит в городе Стахре. Отцом его был Папакан, с помощью которого он в 211 или в 212 г. овладел престолом и постепенно покорил близлежащие области.

[7] Нахарар — крупный землевладелец, князь.

[8] Стахр — столица древней персидской династии Аршакидов, близ города Персеполя. Армянская форма Истахара.

[9] Который был вторым — «среди четырех ветвей династии Аршакидов — Парсийских, Индийских и Массагетских — первое место занимал царь Парсийский с титлом «царя царей», владевший всей Персией, второе место принадлежало армянскому, с титлом второго Аршакуни. Индийские Аршакиды занимали третье место и царствовали в Бактрии. Они известны у армянских писателей под именем царей кушанов. Четвертая ветвь господствовала на севере от морей Черного и Каспийского» (Эмин, Моисей Хоренский, примеч. 118).

[10] Собрал алванское. . . войско — согласно «Ашхарацуйцу» («Географии» Анании Ширакаци), Алванское царство находилось между рекой Курой и Кавказскими горами, столицей был город Капалак до 387 г. В 510 г. страной стали управлять марзпаны (наместники персидских царей), центром которых стал город Партав (см.: «Ашхарацуйц», с. 34).

[11] Врата аланов или Аланские врата — По-персидски Дар-и-Алан. Древнее название Даряльского ущелья. Аланы жили на северо-западе Каспийского моря.

[12] Чора Пахака — Чора-Пахак — дословно Страж Чора. Чора -столица царства мазкутских Аршакидов. Находилась у дельты реки Самур, на месте развалин Топрах-Кале. По названию города основная территория царства мазкутов называлась Чора. Оно занимало территорию районов Кусари, Халата, Хачмаза, Кубы и Гонах-кенда современного Азербайджана (см.: «Ашхарацуйц», с. 76).
Вратами Чора — Դուռն Ճոռայ у древнеармянских писателей называлось ущелье, известное под именем «Железные ворота». Дербендское ущелье, Алванские ворота, у древних Pylae Albanicae, у Прокопия Врата Чора носят наименование Цир.

[13] Гунны — крупное племенное объединение угорских и азиатских племен. Часть их в IV в., столкнувшись с готами, двинулась на запад, другая утвердилась на Северном Кавказе.

[14] Асорестан — Ассирия, занимала территорию современного Ирака. Наивысшего могущества достигла во второй пол. VIII — первой пол. VII вв. до н. э. В 605 г. была уничтожена Мидией и Вавилонией. Армянские первоисточники часто используют названия государств, сошедших с исторической арены. Здесь имеется в виду Месопотамия времен Сасанидов.

[15] Тизбон — Ктезифон, столица Персии при Сасанидах, на восточном берегу реки Тигр.

[16] Лбины — племя, жившее в области Лпник на Кавказе. «Страна лпинов» по «Ашхарацуйцу» (с. 54-55).

[17] Чипхи — племя, жившее в области Чихпк в Кавказских горах.

[18] Каспы — кавказское племя, жившее на западных берегах Каспийского моря, в восточных степях Кавказской Албании.

[19] Из-за братских чувств — в греческом тексте Хосров дважды называется братом Артабана, а Артабан — сыном Валерия, вместо Вагарша. Но Хосров был не братом, а сородичем Артабана, что подтверждается сведениями Павстоса Бузанда и Мовсеса Хоренаци. А. Гутшмид считает виновным в ошибке греческого переводчика (см.: Gutschmied, s. 2, также: Саргисян Б., с. 24).

[20] Со стороны кушанов — имеется в виду Бактрия, в которой греко-бактрийское царство сменилось царством Индийской ветви Аршакидов, именуемым армянами «кушанским царством». Оно охватывало территорию Средней Азии, Афганистана и Северной Индии. Пришло в упадок в IV веке.

[21] Айрарат — первоначально Айраратская провинция. При последних Аршакидах Айрарат в узком смысле значил территории царских угодий. Занимал территорию Араратской долины с близлежащими областями. Был политическим, экономическим и культурным центром Великой Армении (см.: «Ашхарацуйц», с. 35).

[22] Вагаршапат — основан армянским царем Вагаршем I (114-146) на месте древнего Вардкесавана, на холме Шреш. В V в. известен под названием Нор-Калак (Новый город, Новгород, Неаполис). Одна из столиц Великой Армении. В восемнадцати км. к югу от Еревана. В Вагаршапате расположен Эчмиадзинский монастырь, который в IV-V вв., затем с 1441 г. по настоящее время является резиденцией армянских патриархов — католикосов всех армян.

[23] Тачики — С древнейших времен армяне так называли аравитян, проживавших на территории, лежавшей между Сирией и Евфратом. С принятием арабами мусульманства, слово «тачик» приобрело значение «мусульманин» (см.: КС, т. IV, с. 365).

[24] Земли — в критич. тексте զբնութիւնն, (так и в § 204). Мы предпочли имеющееся в разночтениях слово զբնակութիւնն. Здесь означает не обитание, жилище, а страна, край, земля и тождественно исконной стране (см.: Норайр Бузандаци, с. 187).

[25] Ути — восьмая область Утика, двенадцатой провинции Великой Армении, с центром Партав. Название области распространилось на всю провинцию. Здесь первонально проживало племя утийцев, язык которых арабские источники называют арранским.

[26] Халхал — находился на территории современного Таушского района, на правом берегу реки Куры. Кроме Агатангелоса, Халхал упоминают Лазар Парбеци и Егишэ как зимнюю резиденцию армянских и алванских царей. Здесь в 450 г. произошла битва объединенного армяно-грузинского войска под командованием Вардана Мамиконяна с персидским войском.

[27] Парфянин — т. е. Анак.

[28] Ерасх — иная форма названия реки Аракс.

[29] Мецамор — древнейшая крепость-поселение в Араратской долине, в тридцати км. к юго-западу от Еревана. По сей день селение с тем же названием. Археологическими раскопками в Мецаморе обнаружены богатейшие памятники материальной культуры, начиная с четвертого тысячелетия.

[30] Таперакан — в рукописях встречаются формы Տափերական, Պատերական, Տապերական (см.: Агатангелос, с. 237, разночтения). Мецаморский мост, который Агатангелос называет также Вагаршапатским. Вардан именует его Арташатским, опираясь на Мовсеса Хоренаци, который также упоминает мост Арташата (см.: Мовсес Хоренаци. Кн. II, § 58). Мост Тапера встречается и у Павстоса Бузанда: «Пройдя через мост Тапер и войдя в город Арташат» (Кн. III, гл. 12), «Перешли через мост Тапер» (см.: Инчичян, с. 487).

[31] Атрушан — капище язычников-огнепоклонников.

[32] Трдат III Великий — армянский царь (287-330). С его именем связан один из знаменательных переломных этапов истории Армении — принятие христианства как государственной религии, согласно традиционной точке зрения, имевшего место в 301 г. Таким образом, Армения стала первой страной в мире, провозгласившей христианство государственной религией. Трдат III подавил мятежных нахараров, укрепил царство Великой Армении. Длительный период мира, примерно 40 лет, начавшийся с его воцарением, позволил ему развернуть кипучую строительную деятельность (см.: Манандян, Феодализм, с. 122, .). Для Агатангелоса источником истории Трдата III служил, в основном, древнеармянский эпос. Влиянием последнего следует объяснить смешение и слияние в одном лице трех Трдатов — I-го, II-го и III-го, историю превращения в вепря и пр. Сведения Агатангелоса о том, что Трдат III на протяжении своего царствования вел длительные войны с персами, скорее относятся к Трдату II, а не к Трдату III, с воцарением которого, как было сказано выше, установился длительный мир (см.: Абегян, Ист. древнеарм. лит, с. 104)..

[33] Эти события нашли отражение также в «Истории» Егишэ. В письме армян императору Феодосию в переложении Егишэ говорится о том, что в отроческом возрасте Трдата увезли в страну римлян, спасая его «от своих дядьев, убивших, зарезавших его отца» (Егишэ, с. 75). Я. Манандян вышеприведенное сведение считает более правдоподобным и на основании этого полагает, что после бегства Трдата власть в Армении взяли в свои руки братья Хосрова II (см.: Манандян, Феодализм, с. 108-109).

[34] Выкопав рвы, он установил границы — ср. с Мовсесом Хоренаци: «Но Проб, вступивший в царствование в Греции, заключает мир с Арташесом и разделяет нашу страну, обозначив границы рвами» (Кн. II, §77).

[35] Посиц-друнк (Посадур) — дословно: «Врата ямы». Горный перевал на дороге, ведущей от Карина (Феодосиополя, современный Эрзерум) в сторону Колонии. У истоков реки Гайл. Слово Посиц, по-видимому, имеет значение рва (см.: КС, т. IV, с. 241).

[36] Суйз — дословно: ров, глубокое место.

[37] Лициний — Первоначально известный военачальник. С 308 по 324 гг. император. После смерти императора Галерия (313 г.) в союзе с Константином Лициний одержал победу над всеми врагами, оба были провозглашены императорами. Однако в 324 г. Константин в войне с Лицинием победил его и предал смерти.

[38] Кесария Каппадокийская (г. Мажак, или Мазак) — столица Каппадокии. Ныне Кайсери.

[39] Звали его Григорисом — у Мовсеса Хоренаци и в «Истории Тарона» Зеноба Глака имеются дополнительные и в какой-то степени отличные от известного нам Агатангелоса подробности о биографии Григора Просветителя. Оба они сообщают, что Григор происходит из парфянского царского рода: Григор Партэв, Григор Парфянин, был отпрыском Сурена-Пахлава, брата парфянского царя Арташеса (см.: Мовсес Хоренаци, кн. II, §§ 27, 28). Б. Саргисян приводит два списка «Истории Тарона» Зеноба Глака, в которых упоминается также языческое имя Григора: «А другой младенец, по имени деда был назван Суреном», далее: «И окрестили его Григором, которого мать и отец называли Анакшат-Сурен» (см.: Саргисян Б., с. 37, примеч.).
У Агатангелоса говорится о «двух младенцах Парфянина», которых удалось спасти через каких-то кормилиц,-взяв их, одна бежала в сторо ну Персии, а другая — Греции. Согласно одному из списков Зеноба Глака, другого брата Григора, которого звали Суреном, кормилицы привезли ко двору Персидскому, где он воспитывался у тети своей по отцу, жены царя Дживаншира. По достижении десяти лет он стал царем страны китайцев и царствовал девятнадцать лет.
Н. Адонц считает, что Григор Лусаворич, видимо, происходил из Малой Азии (см.: Адонц, Григорий Просветитель, с. 74).
В сирийской версии говорится о том, что Григор был спасен своей няней бегством не в Кесарию, а в Новокесарию, там вступил в брак, и оба его сына были доставлены в Армению из Неокесарии. М. ван Эсброк, опираясь на эти данные, а также на замечание Маркварта о том, что мощи Афиногена были привезены в Аштишат Григором скорее из Неокесарии, пишет, что «здесь возникают элементы, которые не так легко связываются с тезисом о «парфянстве» Григора» (Esbroeck, Каршуни, s. 174).

[40] Готы — германские племена. Во втором веке воевали с Римской империей.

[41] Екелеац — четвертая область Высокой Армении, ныне район Ерзынджана в Турции. Эта область именовалась также Анаитакан, по имени знаменитого храма Анаит в селе Ериза, или Ерез.

[42] Анаит — в греческом тексте — Артемида. Культ Анаит очень древен и распространен был у многих народов Востока, свидетельством чему служат обращения к нему многих древних авторов — Геродота, Плиния, Страбона и др. Анаит отождествляют с ассирийской Бельтис (или Билат — «госпожой»), Мелитой вавилонян, с Анаит персов, а также с Дианой и Венерой латинян и Афродитой греков. Судя по количеству храмов, ей посвященных, как замечают исследователи, нигде она так не чествовалась, как в Армении (см.: Эмин, с. 16). Об этом свидетельствует и Страбон, отмечая, что самый замечательный храм Анаит находился в провинции Акилисена (Екелеац) и что при храме были не только лица обоего пола, посвятившие себя служению богине, но и дочери знатнейших семейств, имевшие право выходить замуж не иначе как после долговременного распутства, которому они предавались в храме Анаит. Н. Эмин, приводя это сведение Страбона, возражает ему, утверждая, что последний скорее рисует перед нами «Dea Syria» — «великую богиню сирийскую», в то время как дренеармянские авторы, и в первую очередь Агатангелос, называют ее «матерью всякого целомудрия» (Эмин, с. 16-17). Считаем здесь не лишним привести вполне справедливое замечание Б. Саргисяна относительно вышеприведенного высказывания Н. Эмина. Он находит сведения Страбона соответствующими действительности, учитывая, что Страбон жил четырьмя веками ранее автора сочинения Агатангелоса и, главное, что с точки зрения язычников Анаит, «при всех своих характеристиках», могла считаться «матерью целомудрия» (Саргисян Б., с. 136).
Древние армяне два раза в год отмечали праздник Анаит — весной и осенью. 15-го навасарда был великий праздник, когда ей подносили «плоды и густые ветви дерев» (подробнее об этом см.: Алишан, с. 269-270).

[43] Гайл, р. — приток реки Евфрат.

[44] Невольник — в подлиннике: անաշխարհիկ, буквально — странник. В I Мак. 3.4 — раб, в III Мак. 7.3 — невольник (см.: Норайр Бузандаци, с. 297).

[45] Рабы повиновались господам во плоти — так в оригинале: ծառայք հնազանդ լիցին. В Библии — ծառա՛յք հնազանդ լերուք — рабы, повинуйтесь.

[46] Арамазд — верховный бог в армянском пантеоне языческих богов. Творец неба и земли. Ахурамазда Зенд-Авесты. Оромазес, Ормузд или Ормизд древних западных писателей (Эмин, с. 14). В эллинистический период отождествлялся с Зевсом (см.: Саркисян Г., Армения эллин. периода, с. 29-30). Культ Арамазда, по мнению Б. Саргисяна (с. 132), проник в Армению при Дарий I (522-486 до н. э.).

[47] Дать тебе бардз — в оригинале: տալ բարձ, буквально: «дать подушку», почтить подушкой. Местом подушки, тюфяка, седалища (седла) за царским столом определялось достоинство и положение того или иного вельможи, его чин, ранг или сан. Соответственно сану данного лица и отношению к нему, оно могло быть ближе или дальше от царя.

[48] Седьмое тысячелетие — в оригинале դար, что может значить как столетие, так и тысячелетие и вообще какое-либо длительное время. Составители НСАЯ приводят целый ряд цитат из средневековой армянской литературы, где иногда время от Адама до Ноя исчисляется восемью тысячелетиями (դար), иногда — от Адама до Христа (см.: т. I, с. 602). Сам Агатангелос слово դար употребляет в значении тысячеле тия: «. . . шесть тысячелетий, а седьмое — это покой праведников» (§ 366, см. также §§ 169, 295).
Видимо, Агатангелос придерживается распространенного в христианстве учения хилиазма, автором которого является знаменитый христианский писатель III в. Лактанций (Люций-Целий Фирмилиан, род. ок. 250 г. — ум. ок. 330 г.), который в конце своей книги «Божественные установления» излагает это учение: Бог сотворил мир в шесть дней, отсюда следует, что мир будет существовать 6000 лет, следовательно, через 200 лет (со времени автора) последует кончина мира, и наступит новое, тысячелетнее царство Христа, соответствующее седьмому дню повествования о творении (см.: ЭСБЕ, т. 33, Лактанций, с. 267).

Просмотров: 872 | Добавил: Tatyana_Art | Теги: Агатангелос, история, Григор, святой, Житие | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Ветхий Завет

C толкованием


Виды креста
Крест Т-образный "антониевский".
Крест монограммный "доконстантиновский".
Крест "якореобразный".
Крест "буквенный".
Крест "Египетский иероглиф Анх".

Икона дня


МОЛИТВА

Господи, прости нас грешных.
Прости нас в глухом беспамятстве растоптавших
И предавших забвению святыни предков наших.
Прости нас – озлобленных, жестоких и не помнящих родства.
И да оживут церкви и храмы Твои,
И да восстановится связь времен,
И наполнятся светом и любовью души людей...

Святитель Петр, митрополит Московский,
всея Руси, чудотворец. (XIV век)


Поиск

НЗ в искусстве
Благовещение
Рождество Христово
Рождество Христово (2)
Рождество Христово (3)

ИКОНОПИСЬ

ИКОНОПИСНЫЕ СТИЛИ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 
Copyright MyCorp © 2024
Создать бесплатный сайт с uCoz